Понятия деятельности и психики в трудах А. Н. Леонтьева

Исследования А. Н. Леонтьева были направлены на разработку проблемы общественно-исторической природы психики человека, на создание адекватного метода ее изучения. В работах А. Н. Леонтьева вопросы методики исследования не заслоняли методологию — он неустанно трудился над созданием такой мето­дологии, которая призвана вооружить психологию в борьбе с враждебными марксизму взглядами, в частности с позитивизмом, механицизмом, натурализмом. Можно сказать, что А. Н. Леонтьев, с одной стороны, глубоко понимал основы и принципы философско-психологического изучения человека, с другой — мастерски формулировал философскую и теоретико-психологическую сущность конкретных результатов своих исследований.

Лебединой песнью А. Н. Леонтьева была его большая работа «Деятельность. Сознание. Личность» (1975) — ясная по замыслу, убедительная по логике изложения материала, страстная по выражению взглядов. В этой работе в емкой форме были изложены результаты его раздумий при анализе и обобщении многочисленных психологических исследований и при определении еще нерешенных психологических проблем. Формулируя замысел этой книги, А. Н. Леонтьев, в сущности, выразил и основную линию всех своих исследований: «Я думаю, что главное в этой книге состоит в попытке психологически осмыслить категории, наиболее важные для построения целостной системы психологии как конкретной науки о порождении, функционировании и строении психического отражения реальности, которое опосредствует жизнь индивидов. Это категория предметной деятельности, категория сознания человека и категория личности» 6. Именно в этом А. Н. Леонтьев усматривает главные задачи «дальнейшей разработки концептуального строя психологии, поиска новых научных теорий, способных стянуть разошедшиеся швы здания психологической науки»17.

Одним из существенных результатов такого поиска должно стать современное определение специфики собственно психологической реальности в совокупной жизнедеятельности человека. В соответствии со своим историко-генетическим подходом к изучению психики А. Н. Леонтьев всесторонне раскрывает свой взгляд на психику «как на особую форму деятельности — продукт и дериват разви­тия материальной жизни, внешней материальной деятельности, которая преобразуется в ходе общественно-исторического развития во внутреннюю деятельность, в деятель­ность сознания; при этом в качестве центральной оставалась задача исследования строения деятельности и ее интериоризации»18.



Итак, исходной категорией психологии является предметная деятельность. Известно, что при общем признании этого положения его содержание нередко раскрывается по-разному. Водораздел понимания этой категории состоит в том, что предметная деятельность в одном случае рассматривается лишь как условие психического отражения и его выявления, в другом — как процесс, внутренние противоречия и трансформация которого порождают психику как необходимый момент его развития. В первом случае исследование предметно-практической деятельности выносится за пределы психологии. Во втором случае деятельность независимо от формы се проявления входит в предмет психологии (но иначе, чем в предмет других наук). С учетом второй точки зрения психологический анализ деятельности будет состоять не в выделении в ней ее внутренних психических элементов для обособленного их изучения, а во введении таких единиц, «которые несут в себе психическое отражение в его неотторжимости от порождающих его и им опосредствуемых моментов человеческой деятельности»19. А. Н. Леонтьев последовательно защищал эту вторую позицию, отчетливо представляя, что построение соответствующего ей концептуального аппарата в огром­ной степени является делом будущего.

16 Леонтьев А. Н. Избр. психол. произв., т. II, с. 9.

17 Там же, с. 137.

18 Там же, т. I, с. 105.

19 Там же, т. II, с. 100.

Таким образом, А. Н. Леонтьев, обобщая большой опыт своих исследований, а также других ученых, отчетливо сформулировал понятие предмета марксистской психологии.

….. Поэтому «объект должен выступить перед человеком именно как запечатлевший психологическое содержание деятельности, т. е. своей идеальной стороной»22. Акты выделения данной стороны суть акты их означения ц форме языка, за которым скрывается общественная практика.

В этих положениях заключено диалектико-материалнстическое понимание приро­ды идеального и деятельности человека по его порождению. Именно с этими далеко не простыми особенностями идеального было связано определение А. Н. Леонтьевым главного метода изучения сознания. Представления, опредмеченные в продуктах общественной деятельности,— эта идеальная сторона самого предмета как раз и становится содержанием языкового значения. «За языковыми значениями,-- писал А. Н. Леонтьев,— скрываются общественно выработанные способы (операции) действия, в процессе которых люди изменяют и познают объективную реальность. Иначе говоря, в значениях представлена преобразованная и свернутая в материи



"Леонтьев А. Н. Избр. психол. произв., т. II, с. 105.

21 Там же, с. 111.

22 Там же, с. 110.

языка идеальная форма существования предметного мира, его свойств, связей и отношений-, раскрытых совокупной общественной практикой. Поэтому значения сами по себе, т. е. в абстракции от их функционирования в индивидуальном сознании, столь же «не психологичны», как и та общественно познанная реальность, которая лежит за ними»23.

С этим пониманием идеального А. Н. Леонтьев связывал возможность демистификации природы сверхчувственных свойств общественных объектов, к кото­рым «принадлежит также и человек как субъект сознания»24. Извечная «тайна сознания» человека определялась фактическим наличием некоторых сверхчувственных свойств у его носителя общественного человека. Раскрытие общественно-истори­ческой природы этих действительно идеальных свойств человека помогает создать такой метод, который позволяет «выделить категорию сознания как психологическую, а это значит — понять те реальные переходы, которые связывают между собой психику конкретных индивидов и общественное сознание, его формы»25.

Надо сказать, что такому пониманию идеального глубоко чужды психологические направления, культивирующие натуралистические и социологизаторские представле­ния о деятельности и сознании, где они рассматриваются как некоторые непосред­ственные «функции» телесной организации мозга человека.

Глубокую и развернутую диалектико-материалистическую теорию идеального создал Э. В. Ильенков, который при этом детально раскрыл логику современного натурализма и всего наивного материализма при подходе к проблеме идеального. С его работами А. Н. Леонтьев хорошо был знаком и высоко их ценил.

Основы анализа деятельности как метода научной психологии были заложены Л. С. Выготским. Под его руководством начал свои исследо­вания А. П. Леонтьев, воспринявший общие установки этого метода. На его основе в психологию были введены понятия орудийных операций, опосред­ствующих психическую деятельность человека, ее цели, мотивы и т. д. Уже па первых этапах исследований, проводимых представителями школы Л. С. Выготского, в ней стала оформляться идея об основополагающем значении предметной деятельности человека в развитии его сознания (Л. С. Вы­готский выразил это словами: «за сознанием лежит жизнь»). А. Н. Леонтьев и его сотрудники интенсивно разрабатывали эту идею при изучении практи­ческого интеллекта и осмысленной деятельности человека.

Последователи Л. С. Выготского всесторонне разработали понятие интериоризации («вращивания») деятельности, которая изначально является общественной и развивается только в условиях кооперации и общения людей. Проблема изучения закономерностей формирования языковых значений как «клеточек» сознания также была выдвинута Л. С. Выготским. Ее изучение привело исследователей к выдвижению положения о том, что психическое развитие человека происходит в процессе присвоения индивидом общественно-выра­ботанных способов деятельности.

С анализом категории деятельности А. Н. Леонтьев связывает раз­работку всего концептуального строя современной психологии. При этом он сопоставляет два общих подхода к анализу психики. Для первого из них харак­терна двухчленная схема: «...Воздействие на рецепирующие системы субъекта -«•возникающие ответные-объективные и субъективные -явления, вызываемые данным воздействием» w. Согласно этой схеме, состояния субъекта определя­ются непосредственно воздействием объектов.

Второй подход предполагает трехчленную схему, включающую между воздействием объекта и изменением текущих состояний субъекта особое среднее звено, а именно деятельность субъекта и соответственно ее условия, цели и средства, которые опосредствуют связи между ними. Согласно этой схеме, сознание людей определяется их общественным бытием, реальными процессами их жизни, системой сменяющих друг друга деятельностей, в которых происходит переход объекта в его субъективную форму — в образ, а также их переход в объективные продукты; Это есть процесс взаимопереходов

23 Там же, с. 176.

24 Там же, с. 100.

25 Там же, с, 13.

26 Там же, с. 137

между полюсами «субъект — объект:». На психологическом уровне это есть единица жизни, опосредствованная психическим отражением (образом), которое ориентирует человека в предметном мире. «Иными словами, — пишет А. Н. Леонтьев, — деятельность — это не реакция и не совокупность реакций, а система, имеющая строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие»".

В психологии категорию деятельности необходимо рассматривать во всей ее полноте — со стороны ее структуры, в ее динамике, в ее различных видах и формах. Но в каких бы условиях и формах деятельность ни протекала, она всегда представляет собой систему, включенную в обществен­ные отношения, — вне их она не существует. Деятельность определяется формами материального и духовного общения, которые порождаются развитием производства. Общественные условия деятельности конкретных индивидов порождают ее мотивы и цели, средства и способы осуществления.

Основной, или конституирующей, характеристикой деятельности является ее предметность. «...Предмет деятельности выступает двояко: первично— в своем независимом существовании, как подчиняющий себе и преобра­зующий деятельность субъекта, вторично — как образ предмета, как продукт психического отражения его свойства, которое осуществляется в результате деятельности субъекта и иначе осуществляться не может» 2В.

Таким образом, психическое отражение порождается не непосредственно внешними воздействиями, а практическими контактами с предметным миром, которые поэтому необходимо подчиняются его независимым свойствам, связям, отно­шениям. Следовательно, «афферентом», управляющим деятельностью, первично является сам предмет и лишь вторично — его образ как субъективный продукт деятельности, который несет в себе ее предметное содержание. Здесь осуществляется двойной переход: предмет --процесс деятельности и деятель­ность -<- ее субъективный продукт.

Вместе с тем регулируемая образом деятельность субъекта сама переходит в «покоящееся свойство» ее объективного продукта. В этом опредмечивании она превращается в идеальное, сверхчувственное свойство производимых ею вещей. А. Н. Леонтьев специально подчеркивает, что предметностью обладают не только познавательные процессы, но и сфера эмоций и потребностей. В част­ности, благодаря общественному производству предметов потребностей форми­руются сами новые потребности.

Принадлежность образов субъекту связана с их «пристрастностью», с их зависимостью от потребностей, мотивов, установок, эмоций. Но такая пристраст­ность сама объективно детерминирована. Образ как бы «впитывает» в себя ту систему объективных отношений, в которой только реально и существует отражаемое им содержание.

Предметность деятельности обнаруживает себя в том, что деятельность подчиняется (или уподобляется) свойствам, явлениям и отношениям незави­симого от нее предметного мира. Поэтому предметность выступает как универсальная пластичность деятельности, как ее возможность отражать в себе объективные качества предметов, среди которых действует субъект.

Иными словами, превращения и преобразования деятельности человека как целостной системы происходят при ее пластичном и гибком подчинении объективным общественным отношениям людей, формам их материального и духовного "общения.

Активность субъекта можно правильно понять, если руководствоваться таким подходом А. Н. Леонтьева к анализу проблемы потребности: «...Нужно с самого начала исходить из следующего капитального различения: различения потребности как внутреннего условия, как одной из обязательных предпосылок деятельности и потребности как того, что направляет и регулирует конкретную деятельность субъекта в предметной среде... В первом же случае потребность выступает лишь как состояние нужды организма, которое само по себе не способно вызвать никакой определенно направленной деятельности: ее функция ограничивается активацией соответствующих биологических отправлений и общим возбуждением двигательной сферы, проявляющимся в ненаправленных

27 Там же, с. 141.

28 Там же, с. 142.

поисковых движениях. Лишь в результате ее «встречи» с отвечающим ей предметом она впервые становится способной направлять и регулировать деятельность» 2в.

Итак, у деятельности есть своеобразная предпосылка: потребность как нужда и активация организма, выявляющаяся в его общем двигательном возбуждении, в ненаправленных поисковых движениях.

Общие и поисковые движения, источником которых выступает потреб­ность и нужда субъекта в чем-то, являются проявлением пластичной деятельности. Она первоначально обнаруживается именно в этих общих и еще ненаправленных движениях — лишь в процессе реальных практических контактов субъекта с предме­тами и в процессе своего уподобления им возникает предметно определенная деятельность. По своим источникам она имеет форму активно-свободных (неопределенных) движений, и в момент контактов с предметами она действительно независима от их конкретного содержания (сами по себе эти предметы не входят в состав предустановленных условий жизнедеятельности организма).

Как отмечалось выше, двучленную схему рассмотрения психики и поведения А. Н. Леонтьев заменяет трехчленной схемой за счет введения в прежнюю схему особого «среднего звена» — деятельности. По нашему мнению, понятия воздействия (стимула) и реакции, представленные в первой схеме, по своему подлинному содержанию исключают предметную детерминацию и связан­ную с ней активацию в виде поисково-опробовающих движений, реализу­ющих такое качество деятельности, как уподобляемость. Поэтому понятие деятельности должно не уточнять двучленную схему, а устранять pc (другое дело, что при описании деятельности нужно будет специально раскрыть те особые условия ее функционировании, которые предполагают использование терминов «стимул» и «реакция»).

В теории А. Н. Леонтьева деятельность, вначале определяемая самим предметом, затем начинает направляться и регулироваться его образом. Проблеме происхождения образа предмета были посвящены многие эксперименталь­ные исследования А. Н. Леонтьева, проведенные им в процессе изучения осязания, зрения и слуха. Они показали, что образ возникает в условиях активного действия субъекта в поисковой ситуации, когда рецепирующая система уподобляется свойствам воздействующих предметов. Особенно четко эти моменты выступили при формировании у субъекта звуковысогного слуха в процессе активного поиска, компарирующего анализа, позволяющего устанавливать «резонанс» сигналов, идущих от органа вокализации, с сигналами от.слухового рецептора. «...Оценка входного сигнала, — пишет А. Н. Леонтьев, — является результатом встречного «подражательного» процесса, который осуществляет как бы его «опробование» °.

Значение этих данных весьма существенно. Но, будучи полученными на конкретном материале, имеющем свои особенные черты, они еще должны быть специально проанализированы с точки зрения их соответствия той общей схеме возникновения образа, которая была приведена выше. И здесь, на наш взгляд, в теории А. Н. Леонтьева требуемой ясности нет, поскольку при демонстрации процесса возникновения образа через действие в тени все же остается рассмотрение вопроса о том, решение какой задачи субъектом с необходимостью требует чувственного образа. Вопрос о функциях образа внутри целостной деятельности как системы, имеющей соответствующие компоненты (например, определенную потребность и задачу), в этой теории достаточно развернуто не рассматривался.

Вместе с тем понятие активной ориентировки субъекта в предметной ситуации позволяет подойти к правильному решению этого вопроса. Важным моментом ориентирования являются поисковые и пробующие процессы. Так, рассмат­ривая проблему возникновения чувствительности у животных, А. Н. Леонтьев прямо говорит о том, что «по своей природе процессы ощущения при­надлежат той специфически присущей животным активности, которая ближайшим образом выражается в «поисковых» процессах, в «пробующих» реакциях,

29 Там же, с. 144.

30 Там же, т. I, с. 88.

никогда не наблюдающихся в растительном мире»31. В его работах были подробно описаны особенности внешней и внутренней поисковой деятельности, необходимой для возникновения чувствительности кожи у человека.

Таким образом, исследование вопроса о специфике задач, решаемых поисковой и пробующей деятельностью, об условиях ее формирования вплотную подводит психологов к выявлению функции образа, к постановке проблемы его воз­никновения. Так. выбор животным пути своего движения предполагает его подчине­ние (уподобление) предметным отношениям, а также примеривание возможной траектории движения к реальным возможностям ее выполнения. Такое примеривание в плане реального действия выполнить нельзя это возможно лишь в процессе ориентирования в плане образов, в процессе опробования.

Иными словами, схему двух периодов внутри деятельности нужно конкретизиро­вать так, чтобы в нее можно было развернуто и логично ввести понятия пробы и поиска. Следует отметить, что филогенетический подход к этой проблеме связан со специальным рассмотрением нужд, потребностей, поисковых движений и образов, характерных как для поведения и психики животных, так и для деятельности и сознания человека.

Еще раз отметим, что в теории Л. Н. Леонтьева исходной и ос­новной формой деятельности выступает деятельность внешняя, чувственно-практическая. Возникает проблема ее соотношения и связи с так назы­ваемой внутренней деятельностью. При ее изучении необходимо учитывать два аспекта этого соотношения. Во-первых, в процессе исторического развития внешней деятельности возникают внутренние процессы (например, анализ, сопоставление и т. д.). которые приобретают относительную самостоятельность и способность отделяться от практической деятельности (интериоризация). Во-вторых, существуют также постоянные переходы в противоположном направ­лении от внутренней деятельности к внешней (экстериоризация). Эти взаимные переходы человеческой деятельности в ее историческом и онтогенетическом развитии возможны потому, что обе ее формы имеют принципиально единое об­щее строение. Открытие этой общности представляется, как пишет А. Н. Леонтьев, «одним из важнейших открытий современной психологической науки» 32.

Главную роль в изучении закономерностей происхождения внутренних операций сыграло введение в психологию понятия об интериоризации. При переходе внешних процессов во внутренние они подвергаются специфической трансформации — обобщаются, вербализуются, сокращаются и, главное, становятся способными к дальнейшему развитию, которое переходит границы возмож­ностей внешней деятельности». Л. Н. Леонтьев отмечает, что одновременно у индивидов происходит изменение самой формы психического отражения, поскольку у них возникает сознание как рефлексия субъектом действительности, своей деятельности, самого себя. Следовательно, процесс интериоризации состоит не в пе­ремещении внешней деятельности в предшествующий внутренний «план сознания» и рефлексии, а в производстве и формировании самого этого плана 34.

Раскрывая закономерности возникновения восприятия и мышления как внутренних познавательных процессов, А. И. Леонтьев показывает, что их основу составляет общественная человеческая практика. При этом особое значение приобретает исследование вопроса о том, как именно входит практика, например, в перцептивную деятельность человека. Здесь в психологии накоплено много конкретных данных. Так, установлена решающая роль в процессах восприятия их эфферентных звеньев. В одних случаях они отчетливо выражены в моторике и микромоторике, в других случаях эти звенья выражаются в динамике текущих состояний рецепирующей системы, но они всегда существуют. «Их функция является «уподобительной» не только в более узком значении, но и в значении более широком. Последнее охватывает также функцию включения в процесс порождения образа сово­купного опыта предметной деятельности человека» 35

31 Там же, т. II, с. 21—22.

32 Там же, с. 152.

33 Там же, с. 149.

34 См.: там же, с. 151.

35 Там же, с. 132.

Анализ процессов и средств осуществления деятельности показывает, что в отдельных случаях все ее звенья являются внутренними (например, познавательная деятельность). В других случаях некоторая внутренняя деятельность, отвечающая познавательному мотиву, может реализоваться внешними про­цессами, а некоторые действия и операции внешней деятельности могут иметь форму внутренних процессов (эти особенности деятельности лежат в самой основе ее интериоризации и экстериоризации).

Наряду с рассмотрением переходов разных форм деятельности Друг » друга Л. П. Леонида особое внимание обращал на наличие постоянных трансформаций самой ее структуры. Так, деятельность может потерять свои мотив и превратиться в действие, а действие при изменении сноси цели превратиться и операцию. Мотив некоторой деятельности может переходить на цель действия, в результат превращается в некоторую особую деятельность. Постоянно происходят такие взаимные превращения:

деятельность - действие- операция и мотив – цель - условия.

Правомерен вопрос о том, почему при многообразии эмпирического материала и наличии ряда теоретических идей, относящихся к психологии деятельности, ряд существенных ее раздело!! остается формально-описательным. Главная причина такого положения заключается, на наш взгляд, в слабой разработанности и ограниченном применении принципа предметности и содержа­тельности деятельности как конституирующей ее характеристике. Это приводит к тому, что остается плохо осознаваемым ее предметное содержание. Своеобразный барьер между изучением содержания и формально-описательными характеристиками психических процессов до сих пор в нашей психологии не преодолен.

Конечно, привычнее изучать, например, «эфферентные звенья» глазодвигателыюй системы, чем выявлять внутреннюю зависимость ее уподобляющей функции от определенного характера самих предметов. Привычнее изучать внешние особенности мыслительных процессов решения задач «вообще», чем определять детерминирующее содержание конкретных физических, математических, лингви­стических, исторических и других задач. При такой направленности затушевы­вается необходимость изучать сами опробывающие, уподобляющие, поисковые функции деятельности, поскольку остается неясным то предметное содержание, которое отыскивается и опробуется, которому уподобляется универсально-пластичная деятельность субъекта. В этих случаях возможно проводить изучение хотя и важных, но все же внешних характеристик оффекторных звеньев» деятель­ности.

В теоретических воззрениях А. Н. Леонтьева сформулирована проблема

выявления предметного содержания деятельности и отдельных ее составляющих. Особая задача психологии — определение содержания, адекватного различным уровням и формам деятельности, — содержания, которое можно обнаружить лишь в процессе экспериментального психологического изучения и анализа предметной деятельности.

В заключение сформулируем основные положения, специфичные для психоло гической теории деятельности, разработанной А. Н. Леонтьевым.

1. Предметом психологии является изучение целостной деятельности субъекта во всех ее формах и видах, в их взаимопереходах и трансформациях, в ее филогенетическом, историческом и онтогенетическом развитии.

2. Генетически исходной и основной является внешняя, предметная, чувственно-практическая деятельность, от которой производив внутренняя психическая деятельность индивидуального сознания; обе эти формы деятельности имеют общественно-историческое происхождение и принципиально общее строение.

3. Взаимно превращающимися единицами, или составляющими, деятельности являются потребность – мотив - цель - условия и соотносимые с ними деятель­ность - действие - операция.

4. Главными процессами деятельности выступают интериоризация внешней ее формы, приводящая к субъективному образу действительности, и экстериоризация ее внутренней формы как опредмечивание образа, как его переход в идеаль­ное свойство предмета.

5. Конституирующим свойством деятельности является предметность; первона­чально деятельность детерминируется предметом, а затем она опосредуется и регулируется его образом как своим субъективным продуктом.

6. Предметная детерминация деятельности возможна благодаря се особому качеству — универсальной пластичности, уподобляемости свойствам, отношениям и связям объективно-предметного мира.

7. Предметный характер деятельности реализуется через нужду субъекта, переходящую в потребность, и через поисковые, опробывающие действия, имеющие функцию уподобления.

8. Деятельность и ее составляющие по определенному закону дробятся и укрупняются, чему соответствуют дифференциация и интеграция ориентирующих их субъективных образов.

9. Отмеченные выше особенности деятельности по сути дела альтерна­тивны двухчленной схеме поведения и другим вариантам схемы реактивного по­ведения.

10. Метод психологического анализа деятельности человека направлен на выявление ее конкретно-исторической природы, ее строения, предметного содержа­ния и взаимопереходов ее форм и составляющих, происходящих в соответст­вии с их системными связями и отношениями.

Совокупность приведенных выше положений раскрывает, на наш взгляд, подлинный смысл и специфику психологической теории деятельности, созданной А. Н. Леонтьевым. Вместе с тем отдельные выводы, сделанные им, не были порой в достаточной мере развернуты им самим — это мысли о предмет­ности деятельности, ее уподобляемости и реализации этих ее качеств через нужды-потребности и поисково-опробывающие действия. Всесторонняя разработка и уточнение этих положений обеспечат дальнейшее развитие психологической теории деятельности в целом.



ponyatiya-i-kategorii-vozrastnoj-psihologii-i-psihologii-razvitiya.html
ponyatiya-i-metodi-obosnovaniya-auditorskoj-viborki-kriterii-auditorskoj-viborki.html
    PR.RU™